#23. Графомания


Уильям Берроуз
Электронная революция

В НЕВИДИМОМ ПОКОЛЕНИИ, впервые опубликованном газетой IT, а в Лос-Анжелесе — Свободной Прессой в 1966 году, и перепечатанном в журнале Работа (The Job), я рассматриваю потенциал тысяч людей с магнитофонами, портативными и стационарными, послания передаются взад и вперед, как сигнальные барабаны, пародия на речь Президента по балконам вверх и вниз, влетает и вылетает из открытых окон, сквозь стены, по дворам насквозь, подхватывается лаем собак, бормотаньем бродяг, музыкой, движением машин по ветреным улицам, сквозь парки и футбольные поля. Иллюзия — оружие революции:

РАСПРОСТРАНЯТЬ СЛУХИ

Отправьте десяток операторов с тщательно приготовленными записями на улицу в час пик, и увидите, насколько быстро разойдутся вести. Люди не будут знать, где они это услышали, но они это услышат.

ДИСКРЕДИТИРОВАТЬ ПРОТИВНИКОВ

Возьмите записанную речь Уоллеса, врежьте туда заиканье кашель чиханье икоту рык крики боли страха хныканье апоплектические бормотанья пускание слюней соплей идиотские звуки сексуальные и животные звуковые эффекты и воспроизведите на улицах станциях метро в парках на политических митингах.

КАК ПЕРЕДОВОЕ ОРУЖИЕ ДЛЯ РАЗЖИГАНИЯ И УСУГУБЛЕНИЯ БЕСПОРЯДКОВ

В этой операции ничего мистического нет. Бунтарские звуковые эффекты могут разжечь настоящие волнения в ситуации хаоса и беспорядков. ЗАПИСАННЫЕ ПОЛИЦЕЙСКИЕ СВИСТКИ ПРИВЛЕКУТ ПОЛИЦИЮ. ЗАПИШИТЕ ВЫСТРЕЛЫ И ИХ ОРУЖИЕ ЗАМОЛКНЕТ.

«БОЖЕ МОЙ, ОНИ НАС УБИВАЮТ.»

Гвардеец впоследствии вспоминает: «Я услышал и увидел, как мой кореш упал с окровавленным лицом (оказалось, в него попал камень из пращи), и я подумал: ну вот, началось.» КРОВАВАЯ СРЕДА. ОШЕЛОМЛЕННАЯ АМЕРИКА НАСЧИТАЛА 23 ТРУПА И 32 РАНЕНЫХ, 6 ИЗ НИХ — СМЕРТЕЛЬНО.

Вот краткий обзор предреволюционной ситуации. Протестующих убеждали выступить мирно, полиция и гвардия обеспечивали сдерживание. Десять магнитофонов, пристегнутых у них под куртками, воспроизводят и записывают, они управляются кнопками на отворотах курток. Там записаны звуковые эффекты беспорядков в Чикаго, Париже, Мехико, Кенте, штат Огайо. Если настроить уровни звука так, чтоб они совпадали с уровнем звука вокруг, засечь их будет невозможно. Полиция дерется с демонстрантами. Операторы приближаются, включают чикагскую запись, воспроизводят, переходят к следующей потасовке, записывают воспроизводят, идут дальше. Схватка разгорается, один фараон упал со стоном, пронзительный хор записанного поросячьего визга и пародийные стоны.

Вы смогли бы успокоить восстание, записав самого спокойного мента и самого разумного демонстранта? Возможно! Однако, гораздо проще разжечь беспорядки, чем прекратить их. Одно только выделение врезок на магнитофоне уже может быть использовано как оружие. Вы сможете пронаблюдать, что операторы делают эти врезки, переходя от одной группы к другой. Они монтируют Чикаго, Париж, Мехико, Кент Огайо в нынешние звуковые эффекты в беспорядке — это и есть метод врезок.

КАК ОРУЖИЕ ДАЛЬНЕГО ДЕЙСТВИЯ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ПОМЕХ И ПОЛНОЙ ОТМЕНЫ АССОЦИАТИВНЫХ ЛИНИЙ, ПРОЛОЖЕННЫХ СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Контроль над средствами массовой информации зависит от прокладывания линий ассоциаций. Когда такие линии обрезаются, ассоциативные связи рвутся.

Президент Джонсон вчера ворвался в шикарную хазу, наставил пушку на трех чувих в 26 милях к северу от Сайгона.

Вы можете обрезать секретную линию связи средств массовой информации и вынести измененную секретную линию на улицы с помощью магнитофона. Рассмотрим секретную линию ежедневной прессы. Она встает вместе с утренними газетами, миллионы людей читают одни и те же слова. По-разному, конечно. Пассаж, восхваляющий действия мистера Кэллахана по запрещению Южноафриканского Крикетного Турне, испортил завтрак полковнику. Все так или иначе реагируют на газетный мир невидимых событий, становящийся неотъемлемой частью вашей реальности. Вы заметите, что этот процесс непрерывно подвергается случайным сопоставлениям. Что там за вывеску видели вы на остановке Зеленый Парк, оторвав взгляд от журнала ЛЮДИ? Кто именно позвонил, когда вы читали собственное письмо в ТАЙМС? Что вы читали, когда жена разбила тарелку на кухне? Нереальный мир газет, и в то же время — совершенно реальный, поскольку все это на самом деле происходит. Секретная линия ВЕЧЕРНИХ НОВОСТЕЙ, по телевизору. Сосредоточьтесь на миллионах людей — все смотрят Джесси Джеймса или Виргинца одновременно. Международная секретная линия еженедельников новостей, всегда датированная неделей вперед. Вы заметили: попасть на обложку ТАЙМА — это иудин поцелуй смерти? Мадам Нгу там была, когда ее мужа убили, а ее правительство пало. Верверд был на обложке ТАЙМА, когда дьявольский ленточный червь подписал ему смертный приговор и передал через такого же посланника. Библию читал, занимался своим делом, дурных привычек нет — ну, вы знаете такой тип. Старый, надежный — читали уже.

Так подмешайте новостей, телеспектаклей, биржевых сводок, рекламы и вынесите измененную секретную линию на улицы.

Подпольная пресса служит единственным эффективным противовесом растущей власти и более изощренным методам, которыми пользуются средства массовой информации истэблишмента для фальсификации, заведомо неверной интерпретации, искаженного цитирования, правления на основе выкорчевывания АПРИОРНО смешного или просто игнорирования и стирания из реальности: данных, книг, открытий, которые они считают предубежденно настроенными к интересам самого истэблишмента.

Я предполагаю, что подпольная пресса могла бы выполнять эту функцию гораздо эффективнее при использовании методов врезок. Например, подготовьте врезки отвратительнейших реакционных высказываний, которые только сможете найти, и окружите их уродливейшими изображениями. Теперь обработайте их слюнями, соплями и животными шумами и подключите к секретной линии с магнитофонами. Подверстывайте страницу с помехами к каждому выпуску затранскрибированных, записанных на магнитофон врезок новостей, радио и телевизионных. Выпустите записи на секретную линию до того, как газета попадет на прилавки киосков. Смешное ощущение у вас появится, когда вы увидите, как заголовок снова и снова прокручивается у вас в голове. Подпольная пресса могла бы добавить секретную линию к своим рекламным объявлениям и предоставлять уникальное рекламное обслуживание. Микшируйте с конечным продуктом попсовые песенки, врезайте в него рекламные лозунги и джинглы других продуктов и отсасывайте объемы продаж. Любой, кто сомневается в том, что эти методики работают, должен лишь подвергнуть их испытанию. Методы, описанные здесь, используются ЦРУ и агентами других стран... Десять лет назад они делали систематические уличные записи в каждом районе Парижа. Помню человека из Голоса Америки в Танжере и комнату, полную магнитофонов, а из-за стены доносились какие-то странные звуки. Занимался своим делом, только здоровались в коридоре. Никого никогда в ту комнату не пускали, даже фатиму. Разумеется, существует множество сложных технических разработок, вроде направленных микрофонов дальнего действия. Когда микшируете зов на молитву с хрюканьем кабанчика, не стоит разгуливать по базару с портативным магнитофоном. Статья из НОВОГО УЧЕНОГО 4 июня 1970 года, страница 470, озаглавленная «Электронные искусства нонкоммуникации» Ричарда С.Френча, дает ключ к более точным техническим инструкциям.

В 1968 году с помощью Иэна Соммервилля и Энтони Бэлча я взял короткий отрывок собственного записанного голоса и врезал его с интервалами в одну двадцать четвертую секунды второй кинопленки (кинопленка шире и ее легче разделить) — и поменял порядок этих однодвадцатичетырехсекундных интервалов записанной речи. Первоначальные слова довольно неразборчивы, но возникают новые слова. Голос по-прежнему присутствует, и говорящего можно немедленно узнать. К тому же, сохраняется тон голоса. Если тон дружелюбен, враждебен, сексуален, поэтичен, саркастически безжизнен, полон отчаянья, то это будет явно и в измененной последовательности.

Я не отдавал себе отчета в то время, что пользовался методом, существовавшим с 1881 года... Цитирую статью г-на Френча... «разработки речевых скрэмблеров, создателей помех, датируются еще 1881 годом, и желание сделать телефонные и радио переговоры неразборчивыми для третьих лиц существует в нас с тех самых пор...» Послание кодируется таким образом при передаче и раскодируется на другом конце. Существует множество таких приборов для скрэмблирования речи, работающих по разным принципам... «еще один прибор, поступивший на вооружение во время войны, — это скрэмблер с временным разделением. Сигнал дробится на элементы длиной 0,005 см. Эти элементы собираются в группы или кадры и реорганизуются в новые последовательности. Представьте себе, что записанная речь записывается на магнитную ленту, которая разрезается на отрезки длиной 0,02 см, и эти кусочки затем переставляются по порядку в новую последовательность. Это на самом деле достижимо и дает хорошее представление о том, как звучит речь, когда она скрэмблируется подобным образом.»

Этим я занимался в 1968 году. И это — продолжение метода врезок. Самый простой метод заключается в том, что страница разрезается посередине вдоль и поперек на четыре секции. Секция 1 затем помещается рядом с секцией 4, а секция 3 — с секцией 2 в новой последовательности. Если развивать метод далее, то можно дробить страницы на все меньшие и меньшие блоки в измененных последовательностях.

Первоначальной целью скрэмблирующих устройств являлось предотвращение разборчивости сообщения без скрэмблирования кода. Еще одной сферой применения речевых скрэмблеров могло бы стать навязывание контроля за мыслями в массовом масштабе. Рассмотрим человеческое тело и нервную систему как дескрэмблирующие устройства. Обыкновенный вирус, вроде простудного герпеса, может подхлестнуть субъекта к дескрэмблированию сообщений. Наркотики, типа ЛСД и Дим-Н, также могли бы работать как дескрэмблирующие устройства. Более того, средства массовой информации могли бы настраивать миллионы людей на получение скрэмблированный версий одних и тех же наборов данных. Помните, что когда человеческая нервная система расшифровывает скрэмблированное сообщение, субъекту это будет казаться его собственными мыслями, только что пришедшими ему в голову, как это на самом деле и произошло.

Возьмите карточку, любую карточку. В большинстве случаев он не заподозрит ее чуждого происхождения. Это именно массовый читатель газет воспринимает скрэмблированное сообщение некритически и подразумевает, что оно отражает его собственные мнения, к которым он пришел независимо. С другой стороны, субъект может узнавать или подозревать о чуждом происхождении голосов, буквально крошащих его голову на части. В таком случае, у нас — классический синдром параноидального психоза. Субъект слышит голоса. Любого можно заставить слышать голоса скрэмблерными методами. Вовсе не сложно ознакомить его с настоящим скрэмблированным сообщением, любую из частей которого можно сделать разборчивой. Это может получиться с уличными магнитофонами, магнитофонами в машинах, подлеченными радио— и телеприемниками. В его же собственной квартире, если возможно, если не в каком-нибудь баре или ресторане, куда он часто ходит. Если он сам с собой еще не разговаривает, то скоро будет. Вы прослушиваете его квартиру. Теперь он совсем съезжает, слыша собственный голос из радио или телевизионных выпустков новостей или в разговорах незнакомых прохожих. Видите, как просто? Помните, что скрэмблированное сообщение частично неразборчиво, а тон голоса он понимает в любом случае. Враждебные голоса белых, расшифрованные негром, также будут активироваться при каждом случае, когда белые будут ему угрожать или унижать его. Для упрочения этого действия вы можете воспользоваться записями голосов, известных ему. Вы можете настроить его против его же друзей враждебными скрэмблированными сообщениями, подмонтированными к голосам его друзей. Это будет активироваться при его разногласиях с этими друзьями. Вы можете заставить его полюбить его врагов дружелюбными скрэмблированными сообщениями во вражеских голосах.

С другой стороны, голоса могут быть дружелюбными и успокаивающими. Он теперь работает на ЦРУ, ГПУ или что-нибудь подобное, и таковы его приказы. Теперь у них есть агент, которому нечего выдавать и не нужно платить. К тому же, он теперь — полностью под контролем. Если он не будет подчиняться приказам, его могут подлечить враждебными голосами. Нет, «Они» — это не Бог и не супертехники из открытого космоса. Просто техники, управляющие хорошо известным оборудованием и использующие методики, которые можно скопировать любому, кто сможет приобрести это оборудование и работать на нем.

Чтобы посмотреть, как методики скрэмблирования будут работать в массовом масштабе, вообразите себе, что новостийный журнал, вроде ТАЙМА, выпустил целый номер за неделю до даты публикации и целиком заполнил его новостями, основанными на предсказаниях, выработанных в соответствии с определенной линией, не пытаясь достичь невозможного, поддерживая в каждом материале наших парней и приписывая коммунякам как можно больше поражений и потерь, — целый свежий номер ТАЙМА, сформированный тенденциозными предсказаниями будущих новостей. Теперь представьте себе, как это скрэмблируется через средства массовой информации.

С минимальным оборудованием вы сможете сделать то же самое в меньшем масштабе. Вам нужны только скрэмблирующее устройство, телевизор, радио, две видеокамеры, пиратский радиопередатчик и простейшая фотостудия с некоторым количеством реквизита и актеров. Для начала вы скрэмблируете все новости вместе и выплескиваете их любым способом через передатчик и уличные магнитофоны. Вы конструируете фальшивые выпуски новостей с помощью видеокамеры. Для фотографий можно использовать, в основном, старые съемки. Мехико сойдет за бунт в Сайгоне, для Чили можно воспользоваться изображениями из Лондондерри. Никто все равно друг от друга их не отличит. Пожары, землетрясения, авиакатастрофы можно переставлять местами. Например, разбивается самолет в Торонто, 108 погибло. Так передвиньте изображения барселонской авиакатастрофы в Торонто, а торонтской — в Барселону. И заскрэмблируйте свои сфабрикованные новости с действительными выпусками новостей.

У вас есть преимущество, которого нет у играющего против вас. Он должен скрывать свои манипуляции. Перед вами же такой необходимости не стоит. Фактически, вы можете широко рекламировать то, что вы сочиняете новости заблаговременно и пытаетесь заставить их произойти на самом деле методами, воспользоваться которыми может любой. Это сделает вас самого НОВОСТЬЮ. А также телевизионной персоной, если вы правильно это разыграете. Вам нужно как можно более широкое распространение ваших видеопленок с врезками. Методики врезок могли бы затопить средства массовой информации тотальной иллюзией.

Фиктивные ежедневные выпуски новостей обратным действием отменили землетрясение в Сан-Франциско и взрыв в Галифаксе как журналистские розыгрыши, и сомнения, высвобожденные кожей закона, расширяющиеся и мстительные, поглотили все факты истории.

Г-н Френч завершает свою статью... «Использование современных микроэлектрических интегрированных контуров могло бы понизить стоимость речевых скрэмблеров настолько, чтобы можно было увидеть их используемыми частными гражданами. Коды и шифры всегда сильно влекли к себе большинство людей, и, я считаю, скрэмблеры тоже привлекут...»

Широко предполагается, что речь должна сознательно пониматься для того, чтобы произвести действие. Ранние эксперименты с подсознательными изображениями показали, что это не так. Несколько исследовательских проектов могло быть основано на речевых скрэмблерах. Мы все видели тот эксперимент, когда некто слышит собственный записанный голос через несколько секунд. Вскоре он уже не может продолжать говорить. Скрэмблированная речь обладает таким же эффектом? До какой степени язык работает дескрэмблирующим устройством в условиях конфликта или-или? До какой степени тон голоса, используемый говорящим, налагает некую дескрэмблирующую последовательность на слушателя?

Множество пленок с врезками послужит развлечением, а развлечение, на самом деле, — наиболее многообещающая область применения методики врезок. Представьте себе поп-фестиваль, вроде «Фан-Сити», назначенный на 24, 25 и 26 июля 1970 года в Экклзден-Коммон, Пэтчинг, что около Уортинга, Сассекс. Фестивальная площадка состоит из автомобильного парка и палаточного лагеря, рок-аудитории, деревеньки с будками и кинотеатром, большого лесного массива. Некоторое количество Магнитофонов, размещено в лесах и деревне. Как можно больше, чтобы покрыть сетью звука весь фестиваль. Магнитофоны заряжены пленками с записанным заранее материалом, музыкой, новостями, передачами, записями с других фестивалей и т.д. Некоторые магнитофоны постоянно воспроизводят, а некоторые записывают. Магнитофоны, записывающие толпу и другие магнитофоны, воспроизводящие на разных расстояниях. Таким образом врезается толпа, которая будет слышать с пленок свои собственные голоса. Воспроизведение, перемотка и запись могут электронно контролироваться с разными интервалами. Или же они могут управляться вручную, когда оператор решает, с какими интервалами воспроизводить, записывать и перематывать пленку. Воздействие многократно усиливается большим количеством зрителей фестиваля с портативными магнитофонами, записывающими и воспроизводящими, пока те бродят по фестивалю. Мы можем развить это еще дальше с проекционными экранами и видеокамерами. Часть материала подготовлена заранее, секс-фильмы, пленки, записанные на других фестивалях, и в этот материал врезаются телепередачи и съемки толпы. Разумеется, сам рок-фестиваль будет микшироваться и выводиться на экраны, тысячи портативных магнитофонов поклонников будут записывать и воспроизводить, певец сможет режиссировать воспроизведение унд запись. Подготовьте площадку для бродячих артистов, жонглеров, дрессированных животных, заклинателей змей, певцов, музыкантов и врежьте эти сцены. Фильмы и пленки с фестиваля, отредактированные так, чтобы вошел лучший материал, могут затем использоваться на других фестивалях.

Чтобы это организовать, нужно довольно много оборудования и техники. Фестиваль, определенно, мог бы быть улучшен, если бы как можно большее число зрителей могло бы принести с собой портативные магнитофоны и воспроизводить с них пленки на фестивале.

Любое сообщение, музыка, беседа, которые вам хочется распространить, — приносите их на пленках, чтобы все смогли взять с собой кусочек вашей пленки домой.

Исследовательский проект: выяснить, насколько скрэмблированные сообщения расшифровываются, т.е. сканируются субъектами, над которыми ставится эксперимент. Простейшие эксперименты состоят из воспроизведения скрэмблированного сообщения субъекту. Сообщение может содержать простые команды. Обладает ли скрэмблированное сообщение какой-либо командной ценностью, сопоставимой с постгипнотическим внушением? Принимается ли действительное содержание полученного сообщения? Какие наркотики, если таковые есть, усиливают способность расшифровывать сообщения? Широко ли варьируются субъекты, обладающие этой способностью? Более ли эффективны скрэмблированные сообщения, записанные собственным голосом субъекта, нежели другими голосами? Легче ли конкретным субъектам расшифровывать скрэмблированные сообщения, записанные определенными голосами? Обладает ли сообщение, в котором слово и изображение скрэмблируются на видеопленке, более мощным воздействием? Используем, к примеру, видеосообщение с унифицированным эмоциональным содержанием. Скажем, смысл сообщения — страх. Для этого используем все прежние съемки субъекта, которые можем собрать или изготовить. Врезаем в них слова и изображения страха, угроз и т.д. Все это проигрывается и в любом случае будет расстраивать. Теперь давайте попробуем заскрэмблировать его и посмотрим, добьемся ли мы еще более сильного воздействия. Кровяное давление субъекта, частота ударов сердца и мозговое излучение записываются по мере того, как мы воспроизводим скрэмблированную пленку.

Его лицо фотографируется, он может видеть его на видеоэкране все время. В действительности, скрэмблирование пленки может производиться двумя способами. Это может быть совершенно хаотическая операция, вроде выуживания кусочков из шляпы, и если так, то несколько последовательных блоков могут оказаться вместе, произведя узнаваемое изображение неразборчивого слова. Оба метода, разумеется, могут использоваться через разные интервалы. Записи давления, сердцебиения и излучений мозга покажут оператору, какой материал оказывает наиболее сильное воздействие, и этот материал, естественно, будет выделен. И не забывайте, что субъект может видеть свое лицо все время, его лицо постоянно снимается. Как сказал Любопытный Том, больше всего пугает страх на собственном лице. Если субъекта это начинает чересчур тревожить, у нас наготове пленки мира и безопасности.

Вот еще сексуальная пленка: Она состоит из сексуальной сцены, сыгранной идеальным сексуальным объектом субъекта и его идеальным образом самого себя. Показанная напрямую, она может быть достаточно волнующей, теперь скрэмблируйте ее. Чтобы испечь скрэмблированную пленку, понадобится всего несколько секунд, а потом? Могут ли скрэмблированные сексуальные пленки, замыкающиеся на реакции и мозговые волны субъекта, закончиться спонтанным оргазмом? Может ли это спроецироваться на другие телесные функции? Микрофон, заскреченный в стенном шкафу, все его испражнения и испускания газов записываются и скрэмблируются вместе с голосами суровых нянек, приказывающими ему какать, и молодой говнюк-либерал гадит в штаны на трибуне прямо под государственным флагом. Могли бы пленки со смехом, пленки с чиханием, пленки с икотой, пленки с кашлем вызвать смех чих икоту и кашель?

До какой степени скрэмблированными пленками можно вызвать физическое заболевание? Возьмем, к примеру, звуковое и цветное изображение субъекта с насморком. Позднее, когда субъект полностью поправится, мы берем цветную озвученную пленку поправившегося субъекта. Скрэмблируем теперь изображения с насморком и звуковую дорожку вместе с изображениями настоящего времени на настоящих изображениях. Проецируем также насморочные изображения на настоящие изображения. Теперь попробуем, используя некоторые из фраз реактивного ума мистера Хаббарда, которые, как считается, сами по себе способны вызвать заболевание. Быть мной, быть тобой, остаться здесь, остаться там, быть телом, быть телами, остаться настоящим, остаться прошлым. Теперь скрэмблируем все это вместе и показываем субъекту. Можно ли после просмотра и прослушивания этой записи звука и изображения, скрэмблированную на очень мелкие блоки, спровоцировать нападение вируса насморка? Если такая насморочная пленка действительно вызывает атаку вируса насморка, то, возможно, мы просто активировали латентный вирус. Многие вирусы, как вы знаете, находятся в теле в дремлющем состоянии и могут активироваться. Мы можем попробовать проделать то же самое с простудным герпесом, желтухой, постоянно помня, что, возможно, активируем латентный вирус и ни в каком смысле не создаем вирус лабораторный. Тем не менее, мы можем оказаться в таком положении, когда можем это сделать. Возможно ли, что вирус тогда — просто очень мелкие блоки звука и изображения? Помните, что единственное изображение, которым вирус обладает, — это дорожка с изображением и звуком, которую он может налагать на вас. Желтые глаза при желтухе, постулы оспы и т.д. налагаются на вас против вашей воли. То же самое, конечно, истинно для скрэмблированного слова и изображения, которые вирус может заставить вас расшифровать. Возьмите карточку, любую карточку. Это не означает, что она в действительности вирус. Возможно, для того, чтобы сконструировать лабораторный вирус, нам понадобятся как камера, так и бригада звукорежиссеров с биохимиком вдобавку. Цитирую из статьи в ИНТЕРНЭШНЛ ПЭРИС ТРИБЬЮН о синтетическом гене: «Д-р Хар Джорд Хорана создал ген-синтетик».

«Это начало конца,» — такова была первая непосредственная реакция атташе по науке одного из крупных посольств Вашингтона на это известие. «Если вы можете создавать гены, то с течением времени вы сможете создавать и новые вирусы, от которых не будет лекарств. Любой маленькой стране с хорошими биохимиками удастся создать такое биологическое оружие. Для этого потребуется лишь небольшая лаборатория. Если это можно сделать вообще, то кто-то это обязательно сделает.» Например, можно будет вывести вирус смерти, переносящий закодированное послание о смерти. Пленку смерти, фактически. Без сомнения, технические подробности сложны, и, возможно, команда звукорежиссеров и операторов, работающих вместе с биохимиками, смогла бы дать нам ответ.

А теперь вопрос, можно ли использовать методики скрэмблирования для распространения полезных и приятных сообщений? Возможно. С другой стороны, скрэмблированные слова и пленки действуют как вирус в том, что насильно налагают нечто на субъекта против его воли. Больше смысла было бы, если б можно было обнаружить, как изменить старые добрые схемы сканирования, чтобы субъект смог высвободить свои собственные спонтанные схемы сканирования.

НОВЫЙ УЧЕНЫЙ, 2 июля 1970 г. ...Теория текущей памяти размещает семисекундный временный «буфер», предшествующий основному хранилищу: удар по голове стирает воспоминание об этом, гораздо более раннем времени, поскольку уничтожает содержание буфера. Дедал наблюдает, что ощущение настоящего также охватывает только этот диапазон, и таким образом предполагает, что вводимые сенсорные данные записываются на нескончаемую временную петлю, обеспечивая примерно семисекундную задержку в целях сканирования перед последующим уничтожением. За это время мозг редактирует, находит смысл и отбирает ключевые черты для хранения. Зловещее ощущение ДЕЖА ВЮ, что «теперь» уже происходило раньше, совершенно явно возникает благодаря краткой неполадке в стирании, так что мы встречаемся с уже заложенной на хранение информацией памяти, возникающей снова. Когда время «тянется» или «скачет вперед» — это, должно быть, отражает скорость движения ленты. Простой эксперимент продемонстрирует этот процесс стирания в действии. Делая записи на улице и воспроизводя их, вы услышите вещи, которых не помните, иногда они произносятся громко и ясно, должно быть, голоса звучали достаточно близко от вас, и вы не обязательно должны их помнить, слушая потом воспроизводимую пленку. Звук был стерт в соответствии со схемой сканирования, а она включается автоматически. Это означает, что то, что вы замечаете и закладываете на хранение как воспоминание, идя по улице, сканируется и выделяется из гораздо большей выборки данных, которые впоследствии стираются из памяти. Для пешехода вывески, мимо которых он проходит, стираются из памяти и перестают существовать. Теперь для того, чтобы сделать этот процесс сканирования осознанным и контролируемым, попробуйте вот что:

Пройдите по городскому кварталу с камерой и снимите все, что заметите, передвигая камеру, как можно точнее следуя направлению своего взгляда. Смысл в том, чтобы сделать камеру вашими глазами и брать то, что ваши глаза сканируют и вычленяют из общей картины. В то же время возьмите улицу более общим планом с ряда неподвижных положений. Улица оператора, разумеется, — улица как она видится оператором. Она отличается от той улицы, которая рассматривается общим планом. Большая ее часть, фактически, упущена. Теперь вы можете создать произвольные схемы сканирования: т.е. охватить сначала одну сторону улицы, а затем другую в соответствии с заранее разработанным планом. Таким образом, вы нарушаете автоматические схемы сканирования. Также вы могли бы создать цветные схемы сканирования, т.е. вычленять зеленый, синий, красный и т.д. насколько вам это позволяет ваша камера. Таким образом, вы пользуетесь произвольной заранее разработанной схемой сканирования для того, чтобы сломать автоматические схемы сканирования. Несколько операторов проделывают это и затем скрэмблируют эти дубли вместе, добавляя пленки с общими планами. Это может научить субъекта к тому, чтобы видеть общим планом, а также игнорировать и стирать по своей воле.

Итак, все это может с готовностью служить предметом экспериментального подтверждения на контрольных субъектах. Нет нужды в том, чтобы все оборудование концентрировалось на контрольных субъектах. Нет нужды в том, чтобы оборудование было настолько уж сложным. Я показал, как это все могло бы работать при наличии обратной связи от мозговых волн и реакции внутренних органов, фотографий субъекта с видеопленки, сделанных в то время, когда он видит и слышит пленку, просто для того, чтобы продемонстрировать оптимальную эффективность.

Можете начать с двух магнитофонов. Простейшее скрэмблирующее устройство — ножницы и приспособления для разделения дорожек на пленке. Вы можете начать скрэмблировать слова, изготовлять любые пленки, скрэмблировать их и наблюдать их действие на друзьях и самих себе. Следующий шаг — звуковой фильм, а затем — видеокамера. Разумеется, результаты индивидуальных экспериментов могут привести к экспериментам массовым, к пленкам массового страха, пленкам восстаний и т.д. Возможности для исследований и эксперимента практически неограниченны, и я просто сделал несколько очень простых предложений.

«Вирус характеризуется и ограничивается обязательным клеточным паразитизмом. Все вирусы должны паразитировать на живых клетках ради собственного размножения. Для всех вирусов инфекционный цикл состоит из вхождения в носитель, внутриклеточного размножения и выхода из тела носителя в целях инициации нового цикла в свежем носителе.» Я цитирую МЕХАНИЗМЫ ВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ под редакцией д-ра Уилсона Смита. Не доказано, что в своем диком состоянии вирус является очень адаптабельным организмом. Некоторые вирусы сжигали себя, поскольку были на все 100% смертельными, а резервуаров не существовало. Каждый штамм вируса строго запрограммирован на определенную атаку на определенные ткани. Если атака не удается, вирус не получает себе нового носителя. Существуют, разумеется, вирусные мутации, и вирус гриппа, например, доказал, что в этом он достаточно разносторонен. В общем и целом, это — простое повторение одного и того же метода вхождения, и если этот метод блокируется каким бы то ни было телом или иным агентом, вроде интерферона, атака захлебывается. По большому счету, вирус — глупый организм. Мы можем подумать теперь за вирус, разработать некоторое количество альтернативных методов вхождения. Например, носитель одновременно атакуется вирусом-союзником, который сообщает ему, что все в порядке, и вирусом боли и страха. Итак, вирус теперь использует старый метод проникновения, а именно — методику «плохого мента — хорошего мента».

Мы рассмотрели возможность активации вируса или даже его создания очень мелкими блоками звука и изображения. Зачатый таким образом, вирус может производиться в лаборатории на заказ. Ах, но для того, чтобы попытки оказались действенными, у вас также должен быть действительный вирус, а что такое действительный вирус? Время от времени новые вирусы возникают, но откуда они возникают? Что ж, давайте посмотрим, как мы можем заставить вирус возникнуть. Мы разрабатываем симптомы вируса и создаем скрэмблированную пленку. Восприимчивые субъекты, т.е. те, которые способны воспроизводить некоторые из желательных симптомов, затем будут скрэмблироваться на большее количество пленок до тех пор, пока мы не соскрэмблируем наш вирус целиком, и он не начнет существовать сам по себе. Такое рождение вируса имеет место, когда наш вирус способен к самовоспроизводству в носителе и к передаче самого себя другому носителю. Вероятно, к тому же, что вирус под лабораторным контролем может приручаться в целях достижения полезной цели. Вообразите, к примеру, вирус секса. Он так воспаляет сексуальные центры в мозжечке, что носитель сводится сексуальностью с ума, и все остальные заботы вымарываются. Парки, полные нагих, исступленных людей, которые срут, ссут, извергают семя и вопят. Таким образом, вирус может быть злокачественным, он может вымарывать все ограничения, и жизнь носителя заканчивается истощением, конвульсиями и смертью.

Теперь давайте попробуем проделать то же самое с пленкой. Организуем фестиваль секс-пленок. 100 тысяч человек приносят свои скрэмблированные секс-пленки вместе с видеопленками, чтобы скрэмблировать все вместе. Спроецированное на огромные экраны, бормочущее над толпой, это все иногда замедляется, чтобы можно было разглядеть несколько секунд, затем скрэмблируется вместе , затем замедляется, скрэмблируется. Вскоре оно их всех заскрэмблирует догола. Фараоны и национальные гвардейцы разоблачаются. ПОШЛИ ТРУСОВ СЕБЕ КУПИМ. Итак, подобная штуковина могла бы стать бардаком, но те, кто переживет ее, оправятся от безумия. Или, скажем, небольшая избранная группа по-настоящему единомышленников собирается вместе со своими секс-пленками, и вы видите, как процесс теперь начинает контролироваться. И тот факт, что это может сделать любой, сам по себе — ограничивающий фактор.

Вот мистер Харт, который хочет инфицировать всех своим собственным изображением и превратить всех в самого себя, поэтому он скрэмблирует себя и вываливает себя в поисках достойного сосуда. Если никто больше не знает ничего о скрэмблирующих методиках, он может скрэмблировать себе довольно стабильные копии. Но это может сделать любой. Поэтому давайте, скрэмблируйте свои секс-слова и найдите себе подходящих партнеров.

Если вам хочется, скрэмблируйте себя там, каждую бородатую шутку, каждый пук, чмок, чих и бурчание в животе. Если ваш трюк не сработает, лучше бегите прочь. Все это делают, все скрэмблируют все вместе, и населениям земли лучше всего успокоиться и принять славный равномерный коричневый оттенок. Скрэмблы — демократический путь, путь полного клеточного представительства. Скрэмблы — Американский Путь.

Я уже предположил, что вирус можно создать по заказу в лаборатории из очень мелких блоков звука и изображения. Такой препарат сам по себе биологически не активен, но мог бы активировать или даже создавать вирус в восприимчивых субъектах. Тщательно подготовленная пленка желтухи смогла бы активировать или создавать вирус желтухи в клетках печени, особенно в тех случаях, когда желтушная печень уже повреждена. Оператор, по сути дела, режиссирует вирусную революцию клеток. Поскольку разряд выпадения, как представляется, нападает на тех, кто доступен ему в самой слабой своей точке, высвобождение этой силы могло бы совпасть с вирусной атакой. Реактивные мозговые фразы могли бы служить той же самой цели превращения субъектов в более подверженные вирусной атаке.

Станет ясно, что скрэмблированная речь уже обладает многими характеристиками вируса. Когда речь воспринимается и расшифровывается, это происходить спазмодически и без воли субъекта. Вирус должен напомнить вам о своем присутствии. Будь он болячкой простудного герпеса или мучительными спазмами бешенства, он напоминает вам о своем нежеланном присутствии: «ВОТ ОН Я».

Так же поступают скрэмблированные слово и изображение. Блоки расскрэмблируются компульсивно, представляя определенные слово и изображение субъекту, и это повторяющееся представление раздражает определенные телесные и нервные области. Клетки, раздраженные таким образом, в течение некоторого периода времени могут производить биологические вирусные блоки. Теперь у нас есть новый вирус, который может передаваться, и в самом деле субъект может до исступления хотеть передать этот вирус, раздирающий его изнутри, дальше. Он нагружен под завязку. Может ли этот груз быть хорошим и красивым? Возможно ли создать вирус, который будет передавать спокойствие и милую рассудочность? Вирус должен паразитировать на носителе для того, чтобы выжить. Он использует клеточный материал носителя, чтобы производить копии самого себя. В большинстве случаев это причиняет вред носителю. Вирус вторгается с помощью подлога и закрепляется силой. Нежелательный гость, от одного вида которого вас тошнит, не может быть хорошим или красивым. И более того — гость, который непрерывно повторяет себя, слово за словом, дубль за дублем.

Не забывайте жизненного цикла вируса... проникновение в клетку или активация внутри клетки, репликация внутри клетки, выход из клетки для вторжения в другие клетки, выход из носителя для инфицирования другого носителя. Эта инфекция может проистекать многими путями, и те кто, начинает понимать, что на них давит тяжесть груза нового вируса, в общем и целом пользуются методикой дробовика для того, чтобы охватить широкий спектр маршрутов инфекции... кашляют, чихают, плюются и пердят при любой возможности. Храните говно, ссаки, сопли, струпья, пропитанную потом одежду и все телесные секреции для последующего обезвоживания. Сложно-составной пылью можно незаметно затопить тараканьи норы в метро, ее можно выбрасывать из окон в пакетах или распылять из поливальной машины... Постоянно носите с собой широкий ассортимент векторов... вшей, блох, клопов и маленькие железы комаров и кусучих блох, наполненные вашей кровью... Ничего красивого я в этом не вижу.

Существует только одна разновидность благоприятной вирусной инфекции, положительно влияющей на малоизученный вид австралийских мышей. С другой стороны, если вирус не вызывает никаких вредных симптомов, мы никак не может убедиться в его существовании, и именно это происходит при латентных вирусных инфекциях. Высказывалось предположение, что желтые расы стали результатом вируса желтушного типа, вызвавшего перманентную, не обязательно вредную мутацию, передававшуюся генетическим путем. То же самое может оказаться истинным и для слова. Само слово может быть вирусом, достигшим перманентного статуса в своем носителе. Тем не менее, ни один из известных существующих вирусов в настоящее время не действует подобным образом, поэтому вопрос о благоприятности вируса остается открытым. Представляется желательным сосредоточиться на общей обороне от всех вирусов.

Рон Хаббард, основатель Сайентологии, утверждает, что определенные слова и сочетания слов могут вызывать серьезные заболевания и умственные расстройства. Я могу претендовать на некоторые навыки в бумагомарании, но не могу гарантировать, что абзац, написанный мной, заставит кого-то физически заболеть. Если заявка г-на Хаббарда оправдана, то это, совершенно определенно, — повод для дальнейших исследований, и мы легко сможем выяснить экспериментальным путем, подкрепляется его заявка или нет. Г-н Хаббард основывает силу, приписываемую им словам, на своей теории энграмов. Энграм определяется как слово, звук, изображение, записанные субъектом в период боли и бессознательного состояния. Кое-что из его материала может успокаивать: «Я думаю, с ним все будет в порядке.» Успокаивающий материал — это энграм-союзник. Энграмы-союзники, по г-ну Хаббарду, так же плохи и враждебны, как и болевые энграмы. Любая часть этой записи, воспроизведенная субъекту позже, реактивирует операционную боль, у субъекта может на самом деле заболеть голова, начаться депрессия, тревога или напряжение. Что ж, теория энграмов г-на Хаббарда очень легко может провериться экспериментальным путем. Возьмите десять субъектов-добровольцев, подвергните их действию болевого стимула в сопровождении определенных слов, звуков и изображений. Можете разыграть маленькие скетчи.

«Скорее, сестра, пока мы не потеряли нашего маленького ниггера,» ревет хирург-южанин, и вот уже мясистая белая рука падает на хрупкое черное плечо. «Да, с ним все будет в порядке. Он выкарабкается.»

«Дали бы мне волю, все эти твари сдохли бы у меня прямо на операционном столе.»

«Воли вам не дадут, вы обязаны выполнять свой врачебный долг, мы должны делать все, что в наших силах, для спасения человеческой жизни.»

И так далее.

Это крутой мент и мент-прикольщик. Энграм-союзник неэффективен без болевого энграма, точно так же, как рука мента-прикольщика у вас на плече, его мягкий убедительный голос прямо вам в ухо — на самом деле милые пустячки без дубинки крутого мента. Итак, до какой степени слова, записанные во время медицинской бессознательности, могут вспоминаться под гипнозом или при сайентологической процедуре? До какой степени воспроизведение этого материала воздействует на субъекта неприятным образом? Усиливается ли воздействие скрэмблированием материала, болевого и союзнического, с очень короткими интервалами? Могло бы показаться, что скрэмблированное изображение энграма чуть ли не вываливает всю сцену в операционной прямо на колени субъекту. Г-н Хаббард нанес на карту свою версию того, что он называет реактивным умом. Грубо говоря, это похоже на ИД Фрейда, нечто вроде встроенного механизма саморазрушения. Как высказывалось г-ном Хаббардом, он состоит из некоторого количества достаточно обычных фраз. Он утверждает, что чтение этих враз или прослушивание их произнесенных может вызвать болезнь, а посему у него есть хорошая причина этот материал не публиковать. Может быть, он утверждает, что это волшебные слова? Чары, фактически? Если так, то они могут стать довольно сильным оружием, будучи заскрэмблированными на изобретательную дорожку со звуком и изображением. Вот, например, магия, обращающая людей в свиней. Быть животным: хрюкает одинокий поросенок, срет, визжит и лопает помои. Быть животными: хор тысячи свиней. Смикшируйте это с видеопленкой изображений полиции и воспроизведите им — и посмотрите, получите ли вы реакцию от этого столь реактивного ума.

Вот еще одно. Быть телом, ну, разумеется, это привлекательное тело, загоняйте лохов. И к нему приятная телесная симфония, ритмичные удары сердца, довольное бурчание в животе. Быть телами: записи и изображения отвратительных, старых, больных тел, пердящих, ссущих, срущих, стонущих, умирающих. Делать все: человек в загаженной квартире в окружении неоплаченных счетов, неотвеченных писем подскакивает и начинает мыть посуду и писать письма. Делать ничего: валится в кресло, подскакивает, валится в кресло, подскакивает. Наконец, валится в кресло, пускает слюну, как идиот, беспомощность, а он оглядывает кучи и беспорядок вокруг себя. Команды реактивного ума также можно толково использовать с пленками болезни. Проецируя прошлый простудный герпес на лицо субъекта и воспроизводя ему же пленку с прошлой болезнью, вы можете сказать: быть мной, быть тобой, остаться здесь, остаться там, быть телом, быть телами, остаться внутри, остаться снаружи, остаться присутствовать, остаться отсутствовать. До какого предела эти фразы реактивного ума при скрэмблировании эффективны для вызывания неприятных симптомов в контрольных субъектах-добровольцах? Что же касается заявки г-на Хаббарда по поводу реактивного ума, только исследования могут дать нам ответы.

Реактивный ум, в таком случае, — артефакт, предназначенный для отграничения и сведения на нет в массовых масштабах. Для того, чтобы он имел действие, его следует широко насаждать. Это с готовностью можно сделать при помощи современного электронного оборудования и методов, описанных в настоящем трактате. Реактивный ум состоит из команд, которые кажутся безвредными и, фактически, неизбежными... Быть телом... Но они ведут к самым ужасным последствиям.

Вот несколько примеров экранных эффектов реактивного ума...

В театре гаснет свет, и с левой стороны экрана появляется яркий свет. Экран зажигается.

Быть никем... На экране тень лестницы и солдат, испепеленный хиросимским взрывом

Быть всеми... Толпы на улицах, восстания, паника

Быть мной... Прекрасная девушка и симпатичный юноша показывают на самих себя

Быть тобой... Они показывают на аудиторию

Омерзительные старухи и старики, прокаженные, пускающие слюни идиоты показывают на самих себя и на публику, повторяя нараспев...

Быть мной

Быть тобой

Команда номер 5... Быть самим собой

Команда номер 6... Быть другими

На экране офицер по борьбе с наркотиками обращается к аудитории школьников, перед ним разложены шприцы, трубки с кайфом, образцы героина, гашиша, ЛСД.

Офицер: «Пять закидов по дури могут оказаться приятным и возбуждающим опытом...»

На экране молодые торчки... «Я в самом деле стал самим собой в первый раз.» И т.д. Счастливые улеты... Быть самим собой... Номер 5...

Офицер: «ШЕСТОЙ, ВОЗМОЖНО, НАПРОЧЬ СНЕСЕТ ВАМ ГОЛОВУ»

Кадр показывает человека, сносящего себе голову из дробовика, дуло которого вставлено в рот... Офицер: «Как тот 15-летний пацан, которого я знал до недавнего времени, и вы можете закончить так же — сдохнуть в собственной блевотине...»

Быть другими номер 6...

Быть животным... Одинокий Волк-Скаут...

Быть животными: он присоединяется к другим волк-скаутам, те играют, смеются, кричат

Быть животным... Зверское и уродливое человеческое поведение

...драки, отвратительно, сцены жратвы и секса

Быть животными... Коров, овец и свиней гонят на бойню

Быть телом

Быть телами

Прекрасное тело... совокупляющаяся пара... поочередно смикшировано и повторяется с семисекундным интервалом петлей в течение нескольких минут... скрэмблировано с разными скоростями... Публику должно заставить сообразить, что быть телом есть быть телами

...Тело существует только для того, чтобы быть другими телами.

Быть телом... Сцены и записи смерти... скрэмбл из предсмертных слов

Быть телами... Панорамы кладбищ...

Сделать сейчас... Парочка обнимается все жарче и жарче

Сделать сейчас... Камера приговоренного... Приговоренный — тот же самый актер, что и любовник... Его уводят охранники, он вопит и бьется. Перебивки секс-сцены и человека, ведомого на казнь. У пары в секс-сцене наступает оргазм в тот момент, когда приговоренного вешают, врубают ток, пускают газ, накидывают гарроту, стреляют в голову из пистолета

Сделать позже... Парочка расцепляется... Один хочет выйти поесть и сходить в кино или что-то вроде... Они надевают шляпы

Сделать позже... Начальник тюрьмы входит в камеру и сообщает осужденному, что казнь откладывается

Сделать сейчас... Суровые физиономии в Пентагоне. Разрабатывается стратегия... Что ж, ВОТ ОНО... В этот эпизод врезаются секс-сцены и приговоренный на пути на казнь, кульминация — казнь, оргазм, ядерный взрыв... Приговоренный любовник — кошмарно обожжен, но выжил

Сделать позже... Проход 1920 года к «Солнечной стороне улицы»... Разочарованный генерал отворачивается от телефона, чтобы сообщить, что президент только что открыл телефонные переговоры на высшем уровне с Россией и Канадой... Приговоренный получает еще одну отсрочку

Быть животным... Один лемминг деловито пожирает лишайник...

Быть животными... Орды леммингов роями наползают друг на друга во всевозрастающей истерии... Куча утонувших леммингов перед чьим-то славненьким коттеджем на финском озере, где он методически принимает позиции совокупления со своей подружкой. Они просыпаются посреди вони дохлых леммингов

Быть животным... Малыша сажают на горшок

Быть животными... Человека только что повесили. Врач делает шаг вперед со стетоскопом

Оставаться внизу... Тело выносят с веревкой вокруг шеи... голые трупы на столе патологоанатома... труп хоронят в скором известняке.

Оставаться наверху... Воздетый фаллос

Оставаться внизу... Белый человек отжигает у негра гениталии газовой горелкой... Кинотеатр погружается во тьму, остается только горелка с левой стороны экрана

Оставаться присутствовать

Оставаться отсутствовать

Оставаться присутствовать... Мальчик дрочит перед сексуальными картинками... Наплыв на лицо белого, отжигающего черные гениталии газовой горелкой

Оставаться отсутствовать... Сексуальные фантазии мальчика... Черный рушится вниз замертво с отожженными гениталиями и вывалившимися кишками

Оставаться присутствовать... Мальчик наблюдает за стриптизом, пристально, зачарованно... Человек стоит на крышке люка перед тем, как его повесят

Оставаться присутствовать... Сексуальные фантазии мальчика... «Объявляю этого человека мертвым.»

Оставаться присутствовать... Мальчик свистит девочке на улице... Тело человека корчится на электрическом стуле, волосы на ногах потрескивают голубым пламенем

Оставаться отсутствовать... Мальчик видит себя в постели с девочкой... Человек оседает замертво на стуле из-под капота валит дым изо рта у него капает слюна...

Огни кинотеатра загораются. В небе самолет над Хиросимой... Выскальзывает «Малыш»

Оставаться присутствовать... Самолет, летчик, американский флаг...

Оставаться отсутствовать... театр погружается в атомный взрыв на экране как в темноту

Здесь мы видим обычных мужчин и женщин, идущих на свою обычную ежедневную работу и по прочим делам... метро, улицы, автобусы, поезда, аэропорты, вокзалы, залы ожидания, дома, квартиры, рестораны, конторы, фабрики... работают, едят, играют, испражняются, занимаются любовью.

Хор голосов врезает фразы реактивного ума

Оставаться наверху

Оставаться внизу

Лифты, аэропорты, лестницы, стремянки

Оставаться внутри

Оставаться снаружи

Дорожные знаки, дверные таблички, люди в началах очередей, их пропускают в рестораны и театры

Быть самим собой

Быть другими

Таможенные агенты проверяют паспорта, человек удостоверяет свою личность в банке, чтобы получить наличные по чеку

Оставаться присутствовать

Оставаться отсутствовать

Люди смотрят фильмы, читают, смотрят в телевизоры...

Сочетание этого звука и изображения теперь прокручивается семисекундной петлей без изменений несколько минут.

Теперь врезайте картинки ужасов

Оставаться наверху

Оставаться внизу

Лифты, аэропорты, лестницы, трапы, повешения, кастрации

Оставаться внутри

Оставаться снаружи

Дверные таблички, сцены операций... врач отбрасывает окровавленные гланды, аденоиды, аппендикс в урну

Оставаться присутствовать

Оставаться отсутствовать

Люди смотрят фильм... эфирная маска, эфирное головокружение... треугольники, сферы, прямоугольники, пирамиды, призмы, петли исчезают и появляются в регулярных последовательностях... возникает петля, возникают две петли, возникают три петли... петля исчезает, две петли исчезают, четыре исчезают

Петля прямо по курсу исчезает, две петли слева и справа исчезают, три петли слева, справа и по центру исчезают, четыре петли справа слева по центру исчезают

Петля появляется, две петли появляются, три петли появляются, четыре петли появляются... спирали света... по кругу все быстрее и быстрее, младенца жрут крысы, повешения, электроказни, кастрации...

Реактивный ум может врезаться в самые ординарные сцены, окутывая всю планету смогом страха...

Реактивный ум — это встроенная электронная полицейская сила, вооруженная омерзительными угрозами. Так ты не хочешь быть славненьким волчоночком? Ладно, скот на бойню мясо на крюк.

Вот ностальгическая реконструкция старомодных методов Майя. Не те рабочие с неправильными мыслями замучиваются до смерти в камерах под пирамидой... Молодому рабочему дали мощный галлюциноген и сексуальный стимулятор... Донага раздет он и с живого с него сдирают кожу... Боги боли выплывают на поверхность из незапамятной грязи времен... Там стоит птица Уаб, пронзительно кричит, промываясь сквозь его дикие голубые глаза. Другие — крабы от пояса и выше, щелкают клешнями в экстазе, они танцуют и передразнивают свежуемого. Писцы деловито корябают наброски... Вот его пристегивают изнутри к сегментированной медной многоножке и нежно возлагают на гряду раскаленных углей... Вскоре жрецы выковыряют нежное мясо из панциря своими золотыми когтями... Вот еще один юноша, насаженный на кол, водруженный в муравейник, мед размазан ему по глазам и гениталиям... Других с тяжестями на спинах медленно волокут по деревянным корытам, в которые вогнали осколки обсидиана... Итак, жрецы — мастера боли, страха и смерти... Поступать правильно... повиноваться жрецам... Поступать неправильно? одно лишь присутствие жреца и несколько банальных слов...

Жрецы постулировали и установили герметическую вселенную, аксиоматическими контролерами которой были они сами. Сделав так, они стали Богами, контролирующими вселенную, известную своим рабочим. Они стали Страхом и Болью, Смертью и Временем. Сделав оппозицию, на первый взгляд, невозможной, им не удалось создать никаких предварительных условий для возникновения оппозиции. Существует свидетельство, что эта система контроля в некоторых районах развалилась до прихода Белого Бога. Находили обезображенные и опрокинутые стеллы — немое свидетельство революции рабочих. Как это произошло? История революционных движений показывает, что их обычно возглавляли предатели правящего класса. Испанское владычество в Южной Америке было свергнуто испанскими революционерами. Французов выгнали из Алжира алжирцы, получившие образование во Франции. Вероятно, один из жрецов-Богов переметнулся в другой лагерь и организовал рабочую революцию...

Жрецы-Боги в храме. Они передвигаются очень медленно, лица обезображены старостью и болезнями. Их плоть кишит червями-паразитами. Они делают вычисления для священных книг.

«400.000.000 лет назад в этот день случилась горестная вещь...»

Известковые черепа дождем сыплются через портики. Молодой Бог Маиса ведет рабочих на штурм храма, они выволакивают жрецов наружу. Они складывают огромный костер, швыряют в него жрецов, а следом кидают священные книги. Время изгибается и гнется. Старые Боги, вынырнув из незапамятных глубин времени, взрываются в небе... Г-н Харт стоит, рассматривая сломанную стеллу... «Как же это произошло?»

Его система контроля должна быть абсолютной и всемирной. Поскольку такая система контроля еще более уязвима для нападений снаружи, чем для бунта изнутри... Вот Епископ Луанда жжет жжет священные книги. Чтобы у вас появилось представление о том, что происходит, вообразите, как в нашу цивилизацию вторгается хамье из открытого космоса...

«Пригоните сюда бульдозеры. Вычистите всю эту срань...» Формулы всех естественных наук, книги, картины, все сметено в громадную кучу и сожжено. И все. Никто никогда об этом и слыхом не слыхал.

Три кодекса пережили вандализм Епископа Луанды, но и те обгорели по краям.

Никак не узнать, сонеты у нас тут, Мона Лиза или остатки каталога Сиэрз-Ребака — после того, как старый сортир сгорел в лесном пожаре. Вся цивилизация обратилась в дым...

Когда пришли испанцы, они обнаружили майянских аристократов нежащимися в гамаках. Что ж, пора показать им, что есть что. Пятерых пойманных рабочих, связанных и обнаженных, кастрируют на древесном пне. Кровоточащие, всхлипывающие, вопящие тела швыряют в кучу...

«А теперь, чурки, прочувствуйте своими яйцами. Мы хотим видеть здесь гору золота — большую и быстро. Так Белый Бог сказал.»

Теперь рассмотрите человеческий голос как оружие. До какой степени невооруженный человеческий голос может воспроизводить эффекты магнитофона? Научиться разговаривать, держа рот закрытым, таким образом смещая саму речь, сравнительно легко. Вы можете также научиться разговаривать наоборот, что довольно сложно. Я видел людей, которые могут повторять то, что говорите вы, и заканчивать фразу одновременно с вами. Этот трюк приводит в самое большое смятение, особенно если практикуется в массовых масштабах на политическом митинге. Возможно ли на самом деле скрэмблировать речь? Далеко заводящее биологическое оружие можно выковать из нового языка. Фактически, такой язык уже существует. Он называется китайским, тотальный язык, располагающийся ближе ко многоуровневой структуре опыта, с письмом, развившимся из иероглифов, более тесно связанный с описываемыми объектами и явлениями. Невозмутимость китайцев — несомненное следствие языка, который структурировался для большего здравомыслия. Я замечал, что китайцы, где бы они ни находились, сохраняют свой письменный и устный язык, в то время как другие иммигранты теряют язык через два поколения. Цель этого проекта — построить такой язык, в котором определенные фальсификации, унаследованные от всех существующих западных языков, окажутся неспособными формулироваться. Следственные фальсификации должны быть вытерты из предполагаемого языка. Это БЫТИЕ САМООПРЕДЕЛЕННОСТИ. Вы — животное. Вы — тело. Теперь же, кем бы вы ни были, вы — не «животное», не «тело», поскольку все это — вербальные этикетки. Это БЫТИЕ самоопределенности всегда несет в себе задание постоянных условий. Оставаться таким. Всякое называние имен заранее предполагает это БЫТИЕ самоопределенности. Эта концепция не обязательна в иероглифическом языке, вроде древнеегипетского, и фактически часто опускается. Нет нужды говорить, что солнце ЕСТЬ на небе, солнца на небе достаточно. Глагол БЫТЬ может легко опускаться из любого языка, и последователи графа Коржибского совершили это — вычеркнули БЫТЬ из английского. Тем не менее, очень трудно привести в порядок английский язык произвольным исключением концепций, остающихся в силе настолько долго, насколько люди говорят на этом неизменном языке.

ОПРЕДЕЛЕННЫЙ АРТИКЛЬ ТНЕ. ТНЕ содержит в себе импликацию одного и единственного: ЕДИНСТВЕННЫЙ Бог, ЕДИНСТВЕННАЯ вселенная, ЕДИНСТВЕННЫЙ путь, ЕДИНСТВЕННОЕ правильное, ЕДИНСТВЕННОЕ неправильное. Если существуют другие, тогда ТА вселенная, ТОТ путь — уже не ЕДИНСТВЕННАЯ вселенная, не ЕДИНСТВЕННЫЙ путь. Определенный артикль ТНЕ будет вытерт, и неопределенный артикль А займет его место.

ВСЯ КОНЦЕПЦИЯ ЛИБО/ЛИБО. Правильное или неправильное, физическое или ментальное, истинное или ложное, вся концепция ИЛИ будет стерта из языка и заменена сопоставлением — И. Это до некоторой степени делается в любом пиктографическом языке, где две концепции буквально стоят бок о бок. Эти фальсификации, внутренне присущие английскому и другим западным алфавитным языкам, придают командам реактивного ума свою ошеломляющую силу на этих языках. Рассмотрим БЫТИЕ самоопределенности. Когда я велю быть мной, быть тобой, быть собой, быть другими — чем бы меня ни призывали стать, или как бы мне ни приказывали называться, — я не есть вербальный ярлык «меня самого». Слово БЫТЬ в английском языке содержит, как содержит вирус, свое предварительно закодированное послание вреда, категорический императив постоянного условия. Быть телом, быть животным. Если вы видите отношение штурмана к своему кораблю, то вы видите и калечащую силу команды реактивного ума для тела. Если приказать пилоту быть самолетом, то кто тогда будет пилотировать самолет?

БЫТИЕ самоопределенности, приняв на себя жесткий и постоянный статус, значительно усилилось таможней и паспортным контролем, которые ввели после Первой Мировой войны. Кем бы вы ни были, вы — не вербальные этикетки в вашем паспорте, не больше, чем слово «вы сами». Поэтому вы должны быть готовы доказывать во все времена, что вы — то, чем вы не являетесь. Большая часть фальсификации внутренне присуща категорическому определителю ТНЕ. ЕДИНСТВЕННОЕ сейчас, ЕДИНСТВЕННОЕ прошлое, ЕДИНСТВЕННОЕ время, ЕДИНСТВЕННОЕ пространство, ЕДИНСТВЕННАЯ энергия, ЕДИНСТВЕННАЯ материя, ЕДИНСТВЕННАЯ вселенная. Определенный артикль ТНЕ подразумевает никакое другое. ЕДИНСТВЕННАЯ вселенная запирает вас в этом ТНЕ и отрицает возможность любой другой вселенной. Если возможны другие вселенные, тогда единственная вселенная — больше не единственная, она становится ОДНОЙ ИЗ. Определенный артикль ТНЕ стирается и замещается неопределенным артиклем А. Многие команды реактивного ума в фокусе факта — противоречивые команды, а противоречивая команда накапливает в себе силу из аристотелевой концепции либо/либо. Делать все, делать ничего, иметь все, иметь ничего, делать это все целиком, не делать ничего из этого, оставаться наверху, оставаться внизу, оставаться внутри, оставаться снаружи, оставаться присутствовать, оставаться отсутствовать. В фокусе факта все это — пропозиции либо/либо. Делать ничего ЛИБО все, иметь это все ЛИБО ничего из этого, оставаться присутствовать ЛИБО оставаться отсутствовать. Либо/либо сформулировать труднее в письменном языке, где оба варианта представлены изобразительно, и либо/либо может быть целиком вытерто из устного языка. Весь реактивный ум может фактически быть сведен к двум маленьким словам — быть «ЕДИНСТВЕННЫМ». То есть быть тем, чем вы не являетесь, вербальными формулировками.

Я часто говорил о слове и изображении как о вирусах или как о вещах, действующих как вирусы, и это вовсе не аллегорическое сравнение. Станет ясно, что фальсификации слоговых западных языков в фокусе факта — действительные вирусные механизмы. Это БЫТИЕ самоопределенности цель вируса — ВЫЖИТЬ. Выжить любой ценой за счет носителя, в который осуществлено вторжение. Быть животным, быть телом. Быть животным телом, в которое может вторгнуться вирус. Быть животными, быть телами. Быть еще большим количеством животных тел, чтобы вирус мог передвигаться от одного тела к другому. Оставаться присутствовать как животное тело, оставаться отсутствовать как антитело или сопротивление вторжению в тело.

Категориальное ТНЕ — также вирусный механизм, запирающий вас в ЕДИНСТВЕННОЙ вирусной вселенной. ЛИБО/ЛИБО — другая формула вируса. Тут всегда ЛИБО вы, ЛИБО вирус. ЛИБО/ЛИБО. Это в фокусе факта — формула конфликта, которая рассматривается как архетипический вирусный механизм. Предлагаемый язык сотрет эти вирусные механизмы и сделает их формулирование в языке невозможным. Этот язык будет тональным, как китайский, к тому же у него будет иероглифическое письмо, как можно более изобразительное, но не громоздкое и не трудное для воспроизведения на бумаге. Этот язык также предоставит возможность молчания. Когда пользователь языка не будет говорить, он сможет пользоваться немыми изображениями письменного, образного или символического языков.

Я описал здесь некоторое количество видов оружия и тактик военной игры. Оружие, меняющее сознание, может развязать эту игру в войну. Все игры враждебны. В основе своей, отсюда и до самой вечности существует только одна игра. Г-н Хаббард утверждает, что Сайентология — это игра, в которой побеждают все. Игр, где побеждают все, не существует. В этом суть всех игр — в победах и поражениях... Версальский договор... Гитлер, пляшущий оккупационную Джигу... Военные преступники, повешенные в Нюрнберге... Правило этой игры: окончательной победы быть не может, поскольку это означает конец игры в войну. Однако, каждый игрок должен верить в конечную победу и стремиться к ней изо всех своих сил. Перед лицом кошмара окончательного разгрома у него нет альтернативы. Поэтому все технологии со все нарастающей эффективностью производят все больше и больше тотальных видов оружия, пока у нас не появляется атомная бомба, которая может закончить игру уничтожением всех игроков. Приколемся по чуду. Такие глупые игроки решают сохранить игру. Они садятся за большой стол и вырабатывают план немедленной дезактивации и постепенного уничтожения всех атомных видов оружия. Зачем останавливаться на этом? Привычные бомбы тоже излишне деструктивны, если их ни у кого нет отныне и впредь? Давайте переведем стрелки часов войны назад, в 1917-й год:

Пусть очаги в домах пылают
А сердца в огне сгорают

Долгий путь нас ожидает....

Обратно к Американской Гражданской Войне...

«Он выпустил на волю смертельную молнию своего ужасного клинка». Его фатальная молния в те дни столько не стоила. Сэкономим оборонный бюджет таким образом на том, что вернемся к кремневым мушкетам, фитильным замкам, мечам, латам, пикам, лукам и стрелам, копьям, каменным топорам и дубинкам. Зачем останавливаться на этом? Почему бы не отрастить зубы и клыки, ядовитые резцы, жала, шипы, иглы, клювы и присоски, и вонючие железы, и сражаться в этой мерзости отныне и впредь?

Вот в чем заключается эта революция. Конец игры. Новые игры? Не будет новых игр отныне и до самой вечности.

КОНЕЦ ИГРЫ В ВОЙНУШКУ.

Перевод с английского Макса Немцова.