#23. Графомания


Сергей Климань
Любовь как обречённость в лабиринте недоразумений,
или Красная Королева вновь напоминает о себе

Говоря о любви, мы часто представляем себе заботу, нежность, взаимную привязанность, стремление навстречу друг другу. Однако любовь не была бы любовью, если бы не имела свою «тёмную» сторону. Начнём с того, что любовь как базовая эмоция на стезе эволюции полового размножения возникла сравнительно недавно (всего лишь несколько десятков млн. лет): во многом этому способствовала эволюция эмоций, инстинкт заботы о потомстве и, разумеется, особенное филогенетическое развитие мозга (энцефализация), которое связывает нас с древними млекопитающими. У нас есть способность любить, видимо, потому что на наших предков влияли некоторые нейромутации, прошедшие очень сильный естественный отбор; следствием этих счастливых для нас процессов оказался достаточно интенсивный рост синаптических связей в мозге и изменения, ведущие к большей пластичности. Возможно, наша культура никогда не стала бы таковой, если бы среди древних Homo sapiens не распространились те самые аллели, которые значительным образом повлияли на объём и внутреннюю нейронную архитектуру мозга, определив особенность нашего мироощущения. Иными словами, любовь вырастает из химии сложного мозга. Отправимся ненадолго в прошлое. По-видимому, любовь возникла в очень неблагоприятных условиях, в которых имела место нехватка ресурсов, а отношения между полами были чрезвычайно агрессивными; по мысли учёных, её эволюционная роль связана не только с заботой о будущем потомстве, но, прежде всего, с необходимостью смягчать животную агрессию, придавая половому процессу необходимую гибкость, продуктивность и эффективность. Почему возникло половое размножение? Верней, вопрос нужно сформулировать иначе: почему половое размножение стало мейнстримовым уже к началу палеозоя. Один из ответов мог бы звучать так: виды, практикующие бесполое размножение, не способны справиться с необратимым накоплением вредных мутаций, которые могут вести к снижению адаптаций и вымиранию; срабатывает так называемый храповик Мёллера (аналогия, предложенная американским генетиком Германом Мёллером, связывает явление с устройством, состоящим из собачки и зубчатого колеса, которое вращается только в одном направлении) [1]. Ещё один из ответов может звучать таким образом: половое размножение даёт генетическое разнообразие, которое можно использовать в борьбе с хищниками и меняющимися условиями, требующими новых адаптаций. Это звучит вполне убедительно, ведь прошлое нашей планеты, что называется, усеяно следами великих вымираний, ледниковых периодов и катастроф. Однако У. Гамильтон полагает, что подобное преимущество не столь значительно для того, чтобы на это стоило сильно тратиться: напомним, что такой вид размножения завоевал исключительную популярность у многих видов животных. Почему же от полового размножения не отказываются до сих пор, ведь оно связано с затратой больших ресурсов, времени, поиска полового партнёра? Лей Ван Вален предложил гипотезу Красной (Чёрной) Королевы, согласно которой между паразитами и хозяевами существует постоянная гонка вооружений, которая не ведёт к урегулированию и гармонии отношений: половое размножение, перемешивая гены, позволяет создать своеобразный буфер защиты от незваных гостей: оно-то и даёт колоссальное преимущество, которое окупает все трудности и затраты, связанные с сексуальными взаимоотношениями между полами [3]. Образ Красной Королевы позаимствован из произведения Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье». Обратим внимание на диалог Алисы с августейшей особой:

— У нас, — сказала Алиса, с трудом переводя дух, — когда долго бежишь со всех ног, непременно попадёшь в другое место.

— Какая медлительная страна! — вскричала Королева. — Ну а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте.

(Перевод Н. Демуровой)

Бег Красной Королевы предполагает, что представители биологического вида должны стремиться постоянно вырабатывать средства защиты против подбирающих новые ключики патогенов, чтобы сохранить своё положение и не быть уничтоженными. Данная гипотеза чрезвычайно популярна среди биологов, хотя ещё ждёт новых подтверждений. Роль полового размножения в борьбе с патогенами трудно переоценить: Красную Королеву взял на вооружение Мэтт Ридли, связав её с половым отбором. Разумеется, любовь во всём этом играет не последнюю роль — бесконечная война между полами ни к чему хорошему не приводит: инфантицид, сексуальное принуждение, самцы стремятся перехитрить самок, самки вырабатывают биологические средства защиты (а иногда процесс спаривания и вовсе заканчивается сексуальным каннибализмом, если речь идёт, например, о паукообразных). Казалось, любовь должна сгладить все шероховатости взаимоотношений между полами, создавая нейромедиаторно выраженную мотивацию к образованию долговременных парных связей [2]. Выясняется, что и на этом уровне не всё просто. Можно сказать, что и здесь появляется Красная Королева, но в другой своей ипостаси: чтобы сохранить отношения, двое должны предпринимать к этому направленные усилия, продолжая стремиться друг к другу. Французский психолог Жак-Ален Миллер отмечает, что любовь — это привязанность, притяжение, но и обречённость вечно постигать любовный язык партнёра, подбирая ключи к замку, который постоянно меняется, потому что каждый из партнёров находится в постоянном движении. Если один из партнёров упустит равновесие в отношениях, то любовный язык другого постепенно станет для него недоступным: придётся довольствоваться вчерашними иллюзиями, в то время, как его партнёр живёт уже другими стремлениями (кроме прочего, Ж. Лакан напоминает о том, что полного взаимопроникновения в отношениях не происходит, остаются взаимные иллюзии, проекции, недосказанность): такое положение вещей постепенно будет вести к росту недопонимания и медленному остыванию отношений. Любовь, по словам Миллера, — это лабиринт недоразумений, выхода из которого не существует. Возможно, в этом заключается одновременно и светлая, и печальная сторона любви, но именно она делает нас счастливым (или несчастным). Безусловно, чтобы любить, нужно уметь и дарить любовь, и жаждать, в ней по-настоящему нужно нуждаться, это всегда рискованное мероприятие, в котором у нас есть шанс потерять всё (или наоборот обрести себя); как и в случае с эволюционной гонкой вооружений, отношения между любящими также полны нестабильности: нужно «мчаться изо всех сил», подобно Королеве, чтобы сохранить хрупкое равновесие, но именно они приносят нам удовлетворение и радость. Миллер отмечает: чтобы любить, нужно признать, что наша жизнь не полна, что нам нужен другой человек, которого нам не хватает. Завершить хотелось бы следующими словами: любовь — самый прекрасный подарок, который мы унаследовали от наших древних африканских предков. Возможно, она нередко становится причиной страданий и боли, но и она же может быть источником нашей глубокой радости и счастья: чтобы сохранить любовь в отношениях и избежать недопонимания — взаимные усилия двух любящих в этом направлении не должны прекращаться.

Литература:

1. Марков А., Наймарк Е. Эволюция. Классические идеи в свете новых открытий. — М.: АСТ: CORPUS, 2014. — С. 120 — 122. — 656 с.

2. Ortigue S., Bianchi-Demicheli F., Patel N., Frum C., Lewis J.W. 2010. Neuroimaging of Love: fMRI Meta-Analisys Evidence toward New Perspectives in Sexual Medicine // The Journal of Sexual Medicine. V.7 (11). P. 3541 — 3552.

3. Quental T.B., Marshall C.R. How the Red Queen Drives Terrestrial Mammals to Extinction // Science. 2013. V. 341. P. 290 — 292.